lugovskaya_l

Categories:

Старые дороги крымской яйлы. Часть 1.

"Демоническая" загадка


СТАРЫЕ ДОРОГИ

Как много их! Куда они ведут?

Где их конец, в каких местах начало?

Следы дорог увидишь там и тут - 

В тени лесов, в долинах и на скалах.

И щебня слой и жухлая листва

Покрыли с верхом старую канаву,

Но разглядишь, приметные едва,

Две колеи и поворот направо...

                                Л.В. Фирсов. Сонет из цикла "Южный берег"

Об одной из старых крымских дорог замечательный ученый-исследователь Л.В. Фирсов так писал в очерке "Шесть "демонических" загадок", посвященном знаменитому перевалу Шайтан-Мердвен, или Чертовой лестнице: "Какой бы маршрут ни избрать - на север, восток или запад от Мердвена,— каждый по-своему интересен. Западный путь пролегает по каменистому плато Главной гряды, поблизости от ее южного уступа, затем отходит вправо, огибая далеко выступающий мыс Кильсе-Бурун, и спускается по левому борту крутой балки в Байдарскую долину, между селом Орлиным и Байдарскими воротами. Длина этой дороги около 7,5 - 8 км. Ныне ею пользуются редко, она почти заброшена. Знают дорогу лишь жители окрестных сел Байдарской долины. Тех же, кто впервые открывает ее, она поражает своей пустынностью и местами титаническим видом... Для жителя равнин, привыкшего к виду грунтовых дорог и к той легкости, с которой можно проложить колею в любом направлении, путь от Шайтан-Мердвена к Байдарской долине выглядит необыкновенно и загадочно."

Загадочную дорогу, которую упоминает Л.В. Фирсов, называют Мордвиновской. Проложена она по слегка наклоненной к северу поверхности западного края Ай-Петринской яйлы, у самой бровки обрывов. В крымском путеводителе 1904 года этот путь по яйле называют новой шоссейной дорогой, устроенной наследниками графа Мордвинова для вывоза собственного леса.

"Итак, граф Мордвинов! Значит, дорога сооружена недавно? Что-то непохоже", - так утверждает Л.В. Фирсов. Более того, происхождение живописной горной дороги он называет пятой из шести "демонических" загадок Чертовой лестницы и посвящает разгадке тайны постройки дороги целый раздел своего очерка. Сам Лев Васильевич Фирсов был незаурядным ученым, доктором геолого-минералогических наук; второй специальностью ученого была археология. Он автор первой в науке 70-х годов прошлого века крупной работы по радиоуглеродным методам датирования археологических памятников. Фирсов-археолог много сделал для изучения крымского Южнобережья, особенно памятников средневековья. Результаты многолетних раскопок и разведок были обобщены в большом труде "Исары Южного берега Крыма". Не только ученый, но и даровитый художник, успешно выступавший в области графики, и поэт, Лев Васильевич Фирсов во всем - в науке, в изобразительном творчестве, в поэзии - был верен своей привязанности в Крыму, который он преданно любил и прекрасно знал. (От редакции кн. Крымские каникулы, в которой опубликован очерк Шесть "демонических" загадок)

"Какая же бездна человеческой энергии вбита в каждый погонный метр этого пути, рядом с которым можно просидеть и день, и два, и неделю, а то и добрый месяц, так и не увидев ни путника, ни машины!"  И далее: "Почти на 5,5 км дорога пробита в известняке...  При спаде плато Главной гряды к северу крутой борт дорожной выемки на южной обочине то едва выступает над полотном небольшим гребешком, то поднимается на 2 - 3 и даже 3,5 м, особенно в балке, на западном участке пути. Противоположная, северная, обочина дороги на большом протяжении усилена крепидами. Они выложены из крупных глыб и среднего бута без вяжущего раствора."

От себя добавим, что вид с дороги на западную часть яйлы Ай-Петри очень живописный: полные пышной зелени балки, лесистые овраги, останцевые возвышенности, крутые склоны водоразделов

Найдешь остатки битого добра – 

Осколки чаш, горшков, клейменных ручек.

Вот здесь двуколка грека-гончара

Скатилась вниз по каменистой круче…

Остались всюду древние пути,

И лишь людей ушедших не найти.

Так заканчивается сонет "Старые дороги" и Л.В. Фирсов предлагает своим читателям рассудить вместе с ним, кто же построил таинственную дорогу. "Вдоль пути попадается много одичавших и очень старых грушевых деревьев. Местами видны развалины старых кошар и жилищ, в которых находишь обломки не только татарской, но и более ранней средневековой черепицы и посуды. Куски средневековой керамики встречаешь и на самой дороге. А как объяснить отполированные глубокие колеи в скале? За сто-полтораста лет колеса повозок вряд ли настолько пропилили бы крепчайший яйлинский известняк. А очень древний вид крепид? Да они и по манере кладки ничем не отличаются от подпорных стен Шайтан-Мердвена или тех, которые находились у других старых, средневековых дорог на Южном берегу. Похоже на то, что предприимчивый лесопромышленник граф Мордвинов использовал древний путь, кое-где подправив его и подновив..."

Однажды километрах в трех от Шайтан-Мердвена Л.В. Фирсов нашел в каменной наброске дорожного полотна осколки краснолаковой чашки и ручку амфоры первых веков нашей эры - времени римской оккупации Таврики. "Оказалось, что и раньше археологи встречали краснолаковую керамику на этом пути. Почти два тысячелетия валялись обломки в пыли и щебне немой памяткой о тех, кто три столетия держал меч над Таврикой и Понтом, - о римских легионерах. Граф Мордвинов не был ни единственным, ни первым, кому пришло в голову связать Байдарскую долину с Шайтан-Мердвеном проезжей дорогой. Во второй половине первого века нашей эры юго-западную Таврику оккупировали римляне и их главной базой стал город Херсонес." 

Связь Херсонеса с римской крепостью Харакс на Южном берегу осуществлялась морем. Далее Фирсов полагает: "Но по логике вещей должна была быть и сухопутная военная дорога - "via militaris"... Очевидно, мордвиновская дорога до Шайтан-Мердвена как раз и есть кусок "виа милитарис". И шириной полотна и колей, и своим профилем она похожа на римскую дорогу."

В двух километрах севернее Байдарского перевала Мордвиновская дорога отворачивает от старого шоссе Севастополь - Ялта и поднимается по левому борту балки Деймен-Дере на яйлу. Старинное шоссе проложено в буковом лесу на лесистом склоне горы Чху-Баир, Орлиного гнезда. Если весна была многоводна, дорогу в начале лета пересекают ручейки, обильны роднички, на обочинах - пестрые коврики цветов.

Лес расступается, дорога выходит на плоскогорье яйлы и поворачивает на восток, к Чертовой лестнице.

Приобрывная часть гряды значительно изрезана, отроги горной стены выдвинуты к побережью грандиозными бастионами. Самый высокий отрог - Кильсе-Бурун, Церковный мыс, возвышается на 712 метров над уровнем моря.

Выступающие к югу мысы обрываются вниз отвесными скальными стенами.

Вид на восток, на скальные контрфорсы, между которыми горный амфитеатр Шайтан-Мердвен, и далее вершины Ай-Петринской яйлы за перевалом. На яйле лучшее время лета, самое пышное цветение - июньское.

На северо-западе - вытянутая с севера на юг гора Чху-Баир, на севере за нею раскинулось село Орлиное, на юге Чху-Баир склоняется к седловине Байдарского перевала. Можно присесть у южной обочины древней дороги и попытаться представить, как шли по ней римские воины... 

Однако, не все согласны с предложенной Л.В. Фирсовым разгадкой тайны происхождения дороги, называемой Мордвиновской...


часть 2

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic