lugovskaya_l

Categories:

Фиолент. Разные точки зрения

"Последний высокий утес, за которым берег поворачивает к северу, это - знаменитый мыс Фиолент... Его еще называли Партениум... На нем возвышалось три тысячи лет тому назад капище кровавой богине-девственнице; если это правда, то мысль, воздвигнувшая его здесь, была мысль художника и поэта." (Евгений Марков. Очерки Крыма)

Вулканический мыс Фиолент замыкает с запада небольшой и неглубокий Фиолентовский или Свято-Георгиевский залив. У мыса начинается и тянется на восток Главная гряда Крымских гор. Здесь Евгений Марков, путешественник, писатель, деятель народного образования, автор знаменитой книги "Очерки Крыма" впервые познакомился с "настоящим южным морем и его берегами".

Е. Марков был назначен директором Симферопольской гимназии и училищ Таврической губернии, и в 1866 году состоялось первое его знакомство с Крымом. В 1872 году вышло первое издание "Очерков Крыма", книга имела огромный успех в России и счастливую читательскую судьбу. Обширные цитаты из очерков Е. Маркова можно встретить и в путеводителе по Крыму 1904 года, и в современной "Лоции Крыма" Александра Ены и Андрея Ены. Классическим стало марковское описание мыса Фиолент и его окрестностей.

Ранней весной, в марте, там, где равнина Гераклейского полуострова резко обрывается к морю у мыса Фиолент, состоялась первая встреча путешественника с морем. "Один шаг из мертвой, безобразной пустыни, и меня вдруг охватило могущественное и грозное великолепие. Громадные утесы, обглоданные, оборванные, шагнули с обеих сторон... Подо мною была бездна... Глубоко внизу торчат среди моря обломки утесов, когда-то возвышавшихся наравне с обстоящими меня великанами... Безустанною чередою бьют волны в эти утесистые островки, колонны и камни, рассыпаясь вокруг них, и точат, точат , не теряя терпения, базальт и кварц, и трахит, зная, что все им по зубам, что все помаленьку будет в их власти..."

Предание связало мыс Фиолент с античным мифом об Ифигении, дочери героя Троянской войны аргосского царя Агамемнона. В Тавриде Ифигения стала жрицей храма Артемиды (Девы) на высоком мысу Партений.

"Здесь было удобно тавро-скифам караулить добычу, похищаемую морем, и принимать его обильные жертвы на алтарь своей богини... Говорят, есть ступени на утес со стороны моря. Я не вижу этого; но я без того верю, что здесь стояло грозное капище и что здесь рука девственной жрицы подвергала священному закланию иноземца, ступившего на заветную почву. В это верится не столько исторически, сколько художественно верится." (Е. Марков)

Известняковые обрывы буквально разорваны скалами древнего вулкана. Пласты светлых известняков как будто подброшены высоко вверх, а под ними громоздятся темные островерхие утесы (Лоция Крыма).

Древовидные можжевельники укрывают крутые склоны.

В июне на обрывах созрели ярко-красные шишкоягоды низкорослого кустарничка эфедры; аромат растения напоминает запах хвойных и вместе с душистой хвоей можжевельников наполняет бальзамическими нотками воздух Фиолента.

Со склонов, поросших фисташковыми деревьями, на гладкой морской сини видны две скалы неподалеку от мыса. "Говорят, Орест с своим другом прятался в пещере Партениума..."

Мифические герои Орест, брат Ифигении, и друг его Пилад дали свои имена двум утесам-островкам, плывущим по водам залива.

Восточнее мыса над зеленью обрыва видна вершина высокой темно-коричневой скалы. Это Крестовая скала, скалистый пик, сложенный вулканическими породами кератофирами и разделенный сомкнутыми трещинами на шестиугольные призматические столбы (В.И. Лебединский, Л.П. Кириченко. Крым - музей под открытым небом). Южное ребро Крестовой скалы упирается в неширокую полосу пляжа.

Крестовая скала - популярная примета окрестностей Фиолента. Изображения скалы обязательно присутствуют в старинных путеводителях и на открытках начала XX века. Говорят, некогда на вершине скалы был воздвигнут крест, отсюда и название. На фотографиях начала прошлого века крест не виден.

Источник

Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l
Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l

Грандиозные виды открываются к востоку от мыса: полукруг побережья Свято-Георгиевского залива, крутизна обрывов, Крестовая скала, разделяющая полосу пляжей... За восточным мысом, замыкающим дугу залива, падают в море отвесные склоны Караньских высот (Кая-Баш). На горизонте тают в облаках и туманах очертания мыса Айя.

На приобрывных вершинах восточнее Крестовой скалы видны строения старинного Свято-Георгиевского монастыря. К монастырю прибыл в марте 1866 года Евгений Марков. Цветущий миндаль в монастырском садике очаровал его после зимней Москвы.

Окрестности мыса Фиолент в марте
Окрестности мыса Фиолент в марте

"Отсюда взглянул я на монастырь; он висел надо мною своими живописными колокольнями и решеточками, будто занесенный в облака..."

Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l
Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l

"Вот истинное место для молитвы, для созерцания Бога..."

Мощеная дорожка под стеной монастыря ведет к знаменитой монастырской лестнице, крутыми маршами спускающейся к берегу.

" Проходит монах по двору.

 - Батюшка, я желал бы осмотреть монастырь.

 - А идите себе с Богом, вон вниз, там все увидите."

"Это была какая-то безумно смелая, волшебная декорация, она горела и сверкала светом и красками... Живая красота все заполонила, все оттеснила на задний план, очаровав даже чувство..."

"Обрыв этот был когда-то заселен в своей верхней части. Тут стоял каменный домик, где жил адмирал Лазарев; во время крымской кампании буря сорвала с него крышу, и в настоящее время эта поэтическая дача предоставлена в распоряжение ласточек..." Командующий Черноморским флотом адмирал М.П. Лазарев жил здесь с 1841 г. в небольшом доме из четырех комнат.

Со смотровой площадки у монастыря видна отдельно стоящая в море скала, увенчанная крестом. Это Георгиевская скала, или скала Святого Явления.

"Греки, во время плавания своего по Черному морю, были раз настигнуты страшною бурею и гонимы волнами к отторженным от гряды гор чудовищным камням; видя свою неизбежную гибель, они возопили об избавлении к Великомученику и Победоносцу Георгию, и он, услышав сердечный их вопль, мгновенно явился на большом камне, отстоящем от берега в 10 сажен. Буря в тот же час утихла..."

Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l
Открытка начала XX века из домашнего альбома lugovskaya_l

"... Погибавшие, но спасенные от видимой гибели, греки взошли на камень и обрели икону св. Великомученика Георгия, которую принесли на берег, и в знак благодарности Чудотворцу близ этого места, где погибали, в 891 г. основали в пещерном храме монастырь..." - так пересказано предание о Святом Явлении в Практическом путеводителе по Крыму 1904 года Григория Москвича.

После присоединения Крыма к России корабли Черноморской эскадры, отправляясь в крейсерство и проходя мимо монастыря, салютовали пушечными выстрелами, а монахи провожали их с образами и хоругвями, колокольным звоном и молились о благополучном плавании. (В. Шавшин) 

В 1891 году, в ознаменование 1000-летия существования монастыря на вершине скалы был поставлен каменный крест с изображением Георгия Победоносца, поражающего дракона. В 1991 году водрузили семиметровый металлический крест, освященный в храме св. Николая на Братском кладбище Севастополя.

Источник

Неширокую полоску фиолентовского пляжа слагает разноцветная галька. Темно-коричневая пирамида Крестовой скалы делит пляж на две части.

Восточнее монастырской лестницы - Яшмовый пляж. Впервые это название пляжу (иногда этот пляж называли Монастырским) дал севастопольский историк В.Г. Шавшин. "Название прижилось и стало официальным. На пляже, постаравшись, можно найти великолепную яшму, образовавшуюся при извержении подводных вулканов. Она поистине королева этих мест, на удивление красочна и многоцветна." (В.Г. Шавшин. Имя дома твоего)

"Густая, яркая синь, как синь берлинской лазури, окрашивает темные воды в тени каменных утесов... А в то же время береговая зыбь, лижущая белые голыши, играет прозрачною светло-зеленою ярью, опушенную белою пеною... Тут только поймешь чарующие переливы красок, которые так удивляют нас в картинах Айвазовского и которые так часто готов счесть за прикрасы артистической фантазии... Красота родит живописца, как земля - травы. На этом берегу и под этим небом нужно бы устроить академию пейзажистов."   (Е. Марков)

Одна из самых приятных прогулок в окрестностях Фиолента, по мнению Григория Москвича, это экскурсия в лодке мимо близлежащих берегов при свете луны. Этому замечанию более ста лет, но справедливо оно и сейчас.

Красота лунной ночи у мыса Фиолент - на картине И. Айвазовского

В сентябре 1820 года, 200 лет назад, Георгиевский монастырь посетил Александр Сергеевич Пушкин. "Георгиевский монастырь и его крутая лестница к морю оставили во мне сильное впечатление", - писал Пушкин в одном из писем. Здесь же родились известные строки:

К чему холодные сомненья?

Я верю: здесь был грозный храм,

Где крови жаждущим богам

Дымились жертвоприношенья...

Отдав дань героическим временам Гераклейского полуострова, поэт смог ощутить и прелесть уединенной монастырской жизни на краю земли: в трапезной монастыря монахи потчевали Пушкина и его спутников свежей рыбой. (В.Г. Шавшин)

Мемориальный знак в память о посещении А.С. Пушкиным этих мест открыт 11 июня 2011 года.

"До Георгиевского монастыря от Севастополя 12 верст. Едешь по самой постылой дороге." Такой показалась Евгению Маркову слегка всхолмленная пустынная равнина с редкими рощами фисташки и дуба пушистого, неожиданно для путешественника сменившаяся "могущественным и грозным великолепием" крутых обрывов берега.

Источник

Более ста лет после посещения монастыря Евгением Марковым сохранялось почти нетронутым это ландшафтное разнообразие.

В последней трети прошлого века лицо прибрежной равнины начало меняться. Людские строения обширными массивами год от года придвигались к береговому обрыву.

2003 год
2003 год
2010 год
2010 год

"А дальше нас ждет соприкосновение с "цивилизацией" в ее худших проявлениях. Царство заборов, сеток и других средств защиты собственников от туристической братии. Нам придется пробираться по узким тропочкам между обрывом и чередой заграждений". (В.Н. Пучков. Балаклавские тропы. 2013 г.)

На снимке, сделанном в марте 2016 года, - одно из самых привлекательных урочищ к западу от мыса, называемых в старинном путеводителе Митрополичьими садами. На переднем плане, среди растительности, виден мусор, прилетевший сверху, от человеческих жилищ.

Вот такими, даже сейчас, можно увидеть летом живописные берега бухты Александры - если не смотреть вверх

В начале 2019 года приобрывное пространство близ монастыря преобразилось, здесь открылся Георгиевский парк.

Привычный вариант названия знаменитого мыса - Фиолент. Эту версию используют сейчас в написании официальных документов, на картах... Однако на рубеже XVIII и XIX веков на первых российских картах мыс именуется как Феолент. Севастопольский краевед Н. Шик предлагает вернуться к топониму Феолент, который является первоначальным и правильным, и означает "божественная земля". В своей работе "Фиолент? Феолент!" Н. Шик призывает севастопольцев при первой же возможности писать это слово правильно - через "е". А в официальных документах употреблять два варианта топонима. 

Ах, как хочется согласиться со словами Николая Шика: "Утвердившись, новый топоним будет служить охранной грамотой для вознесенного над морем скалистого мыса. Разве можно будет сказать, хвастаясь: "Я оттяпал кусочек божественной земли"? И это место будет той землей обетованной, куда стремились Пушкин, Грибоедов, Чехов, Паустовский."  

Живи, Феолент!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic