Categories:

От Ласпи до мыса Сарыч

В начале XX века поездка в Ласпи сохраняла дух путешествия в "дебри Крыма". В первобытные урочища Ласпи - Батилимана не доходили даже отголоски южнобережного оживления того времени. Путник, следовавший со стороны Севастополя, мог воспользоваться глухой горной дорогой, идущей из Байдарской долины через перевал у горы Каланых-Кая. Путешественнику же, двигавшемуся со стороны Ялты, от Фороса предстояло одолевать "узкую тропинку, извивающуюся вдоль страшных пропастей" (А.В. Иванов. Ласпи: От Айя до Сарыча).

От Фороса до мыса Айя, сообщает крымский путеводитель 1914 года,  лежит местность очень мало посещаемая, но заслуживающая большого внимания; насколько можно судить по имеющимся метеорологическим (скудным) данным и наблюдениям, она является самой теплой частью Южного Берега. Далее на нескольких страницах путеводителя приводится описание этого глухого края, исполненное путешественником "д-ром Е.Э. Ивановым" в духе повествования об экспедиции Давида Ливингстона к берегам реки Замбези. "Оставив сзади Форос и не видя жилья, чувствуешь себя одиноким среди этой природы между морем и скалами. Направо дикие мрачные скалы с хаосом камней от некогда отколовшейся и разбившейся вдребезги колоссальной скалы. Слева внизу видно, как плещутся волны. Океан идеально чистого воздуха и полный пустырь. Нервного человека возьмет жуть. 

...С верхушки скалы у мыса Сарыч открывается обширнейший горизонт. На западе в легкой дымке виднеется Айя. Дорога заметно сужается, и уже трудно ехать даже маленьким экипажем." 

"...Затем открывается почти шестиверстный, богатый рыбой Ласпинский залив, с широким гальковым пляжем, украшенным сочной зеленью соседнего леса. Длинной змеей извился берег моря, теряясь вдали на восток..."

"Там и сям обрисовались несколько бухточек, у самого моря местами рощицы вечно-зеленого можжевельника, разливающие сильный аромат в жаркий день... Таков крайний пункт Южного берега Крыма."

Южнобережное оживление давно и прочно обосновалась на берегах Ласпинского залива. Проложены автомобильные дороги, вдоль побережья протянулась череда домов отдыха, пансионатов, детских лагерей. Как говорит А.В. Иванов в своих историко-географических очерках "Ласпи: от Айя до Сарыча", иллюзия нетронутого уголка уже осталась в прошлом.

Однако, в восточном углу бухты Ласпи "благословенные времена" не ушли окончательно; несколько живописных бухточек, крутые склоны, поросшие можжевельником и фисташковыми деревьями, уютные галечные пляжи сумели сохранить первозданный вид и влекут к себе в любую погоду.

Крутые, поросшие лесом берега Ласпинского залива окружают акваторию почти правильным амфитеатром. Восточной границей бухты считается мыс Ласпи, или Деликлы-Бурун, на котором расположились строения детского лагеря "Ласпи". По берегам Ласпинской бухты навалы диких известняковых и сланцевых глыб чередуются с пляжами, намытыми мелкой галькой и удобными для купания. Берега бухты разделены спускающимися по крутым склонам к морю узкими оврагами. Летом они чаще всего сухи, но во время сильных дождей и таяния снегов выше в горах они наполняются водой, по ним движутся селевые потоки, сопровождаемые мощными оползнями (А.В. Иванов).

Береговые уступы, окаймляющие крошечные бухточки к востоку от большого Ласпинского пляжа, сложены слоями глин, с обломками известняка и песчаника.

В сентябре хаосы известняковых глыб на берегу украшены пушистыми раскидистыми метелками тростника и пышной зеленью кендыря сарматского. Ласпи - одно из немногих известных крымских местообитаний кендыря, очень эффектно цветущего летом крупными розовыми соцветиями.

Рощицы можжевельника высокого осеняют с обрывов узкие полоски пляжей. Бальзамический дух можжевеловой хвои мешается с запахами моря и водорослей.

Корявое кружево веток дуба пушистого обрамляет уютные прибрежные урочища.

Вот он, затерявшийся во времени маленький чудесный мирок. Каждый камень на берегу обещает приют, горсть гальки - удобный пляжик.

Вместе с древовидными можжевельниками спускаются к берегу колючие можжевельники дельтовидные с ароматной древесиной.

На востоке над заливом возвышается царственная громада горы Ильяс-Кая.

Еще недавно в рассказах старых балаклавских рыбаков, посещавших бухту Ласпи в 20 - 30-х годах прошлого века, можно было слышать традиционные имена ветров, понятные всем морякам Средиземного и Черного морей , - левант, широкко, трамантана, - свидетельство вечности нрава моря и вековой традиции мореплавания. В Ласпи часты ветры преимущественно западного и восточного направлений (А.В. Иванов).

На скалах-островках, отбившихся от берега, бакланы сушат крылья, чайки устраивают гнезда и выводят потомство.

На границе с большим Ласпинским пляжем прячется в зарослях можжевельников, фисташек и земляничника сухое каменистое русло ручья. По весне, если зима в горах была снежной, ручей шумливо сбегает в воды Ласпинской бухты.

Неподалеку от места впадения ручья в море легко переносит соленые морские ветры володушка кустарниковая, вечнозеленый куст с кожистыми жесткими листьями и желтыми зонтиками соцветий. Справа на снимке видны ветви авраамова дерева, витекса священного, с сухими колосовидными соплодиями.

К вечеру рассеялась жемчужно-серая облачность, открылась голубизна над горой Ильяс-Кая, потеплели оттенки розоватых ее обрывов, ярко освещены скалы над корпусами санатория "Изумруд".

Прибрежные скалы восточного мыса Ласпинской бухты провожают уходящий день сентября

Следующее утро на берегах Ласпи яркое, солнечное. На западе, за лесистым мысом высится почти отвесный южный склон горы Куш-Кая

На восточной границе Ласпинского амфитеатра нависает над шоссе Севастополь - Ялта скальная стена, состоящая из отдельных  фрагментов горного рельефа. Самый западный - гора Деликлы-Бурун - узкий, как бритва, скальный гребень, восточнее - гора Ильяс-Кая. Замыкает долину невысокий, спускающийся к морю хребет Чобан-Таш, его южной оконечностью является мыс Сарыч - самая южная точка Крыма.

Пологий, утопающий в зелени мыс Сарыч опускается к морю каменной грядой из рыжеватых мраморизованных известняков верхнеюрского возраста. В Лоции Крыма говорится, что, вероятнее всего, топоним "Сарыч" происходит от тюркского "сары" - "желтый" и отражает характерный цвет мраморовидных известняков, из которых сложен мыс. А.В. Иванов упоминает в своей книге одну из бытующих версий происхождения названия мыса Сарыч - по одноименной хищной птице, называемой также канюк. Эффектный групповой полет этих симпатичных хищников неоднократно доводилось наблюдать автору над ласпинскими скалами.

На водоразделе мыса хорошо приметен маяк, внешне напоминающий шахматную фигуру. Маячная башня стоит на каменной платформе, на высоте 20 метров над уровнем моря.

С круглой площадки-балкона вокруг огромного прозрачного фонаря открывается вид на безбрежное море. Но это всего лишь иллюзия: на самом деле, это самое узкое место Черного моря, и где-то на юге, всего в 250 км, находится турецкий мыс Керемпе, античный мыс Карамбис (Ал. Ена, Ан. Ена. Лоция Крыма).

Над мысом протянулись к востоку южные склоны горного массива Байдарской яйлы.

От маяка к морю сбегают ступенями каменные хаосы. Здесь, в южнобережном лесу, среди можжевельников и дуба пушистого уцелело от энергичного освоения небольшое уютное урочище с каменистым пляжем.

В первой половине лета в урочище, среди скальных навалов, можно встретить нежные белые цветки-звездочки редкого растения морских побережий - аргузии. Рядом, на приморских скалах, цветут солнечно-желтыми соцветиями крестовники цинерариевые, с белоопушенными резными листьями.

"Описание почти всей примечательной живности и растительности, встречающейся от Айя до Сарыча, заканчивается словами: редок, малочислен, единичен. Это действительно так, значительная часть видов находится под угрозой полного исчезновения... Неизбежное дальнейшее хозяйственное и рекреационное развитие района, в том виде, как оно происходит сейчас, в самом ближайшем будущем может не оставить им никаких шансов. Фонд заповедных территорий в районе Ласпи - Батилимана относительно невелик,... расхват и хозяйственное освоение земель происходит с опережением любых благих намерений." Так уже более десяти лет назад говорилось в книге А.В. Иванова, которую по праву можно считать энциклопедией региона Батилимана - Ласпи - Сарыча. "Вопрос в том, как дальше пойдет это освоение, и где ему разумный предел... Поживем - увидим, в наше время все происходит достаточно быстро."

А пока море, как в первые дни творения, украшает белой пеной гребешки волн, бегущих к подножию маяка. Чайки теснятся на прибрежных камнях, бакланы всматриваются в безбрежные просторы. Терпкий морской дух витает над галечной полоской пляжа, и теплится надежда, что так и пребудет вовеки.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic