Categories:

Владимир Адеев, севастопольский художник

"Крым - коварное место для художников. Слишком красив, слишком известен. Трудно чувствовать его по-своему. Адеев чувствует и видит, как может видеть и чувствовать только он - художник" (Татьяна Соколова, искусствовед, преподаватель Севастопольской художественной школы)

Владимир Адеев. Балаклава. Виноградники
Владимир Адеев. Балаклава. Виноградники

Синева узкого морского залива, желтоватые скалы береговых обрывов, высокие тополя и кипарисы как корабельные мачты, устремленные в южное небо, ажурные балконы домов, сирень в палисадниках - это Севастополь. Таким изображает город Владимир Адеев, здесь он живет с 1953 года, сюда перебралась из Ялты семья художника.

Сирень
Сирень

Не героическая ипостась легендарного Севастополя, а сокровенная, чарующая, южная сердцевина города раскрывается в работах художника.

Этот город еще не очень велик, отовсюду видны море и корабли в бухте... Еще цела афишная тумба на углу, у цветущего миндального дерева... Виноградные лозы карабкаются по стенам невысоких домов из теплого местного известняка.

Весна. Миндаль цветет
Весна. Миндаль цветет
Старый дом
Старый дом
Ветер
Ветер

Сколько уютных примет приморского города можно разглядеть на "портрете" Корабельного спуска, проложенного по берегу Южной бухты... На крутом обрывистом склоне примостились такие характерные для старого города беленые домики из дикого камня, к чердачному окошку тянется деревянная лесенка, вялится черноморская рыбешка под окном, по глухому забору с кажущимся равнодушием бредет севастопольский кот...

Корабельный спуск
Корабельный спуск

А как хорош праздник на воде в южном городе...

Праздник на воде
Праздник на воде

В становлении художника значительную роль сыграла Севастопольская художественная школа. Среди преподавателей будущего мастера - Евгений Кольченко, Михаил Гурьев, Вячеслав Яковлев, великий Геннадий Арефьев. Некоторые натюрморты Владимира Адеева - отчетливое напоминание о замечательном учителе, севастопольском живописце Геннадии Арефьеве.

Натюрморт с буржуйкой
Натюрморт с буржуйкой
Натюрморт с башмаком
Натюрморт с башмаком

В Севастополе, на Корабельной стороне, есть место, всегда привлекавшее художников. Это Аполлоновка, слободка на мысу, разделяющем Аполлонову и Ушакову балки по южной стороне Севастопольской бухты. Вот как описал Аполлоновку писатель Евгений Веникеев в книге "Севастопольские маршруты": "...вся балка - это беспорядочное скопление маленьких, побеленных домишек, дворики которых осенью напоминают корзины с виноградом - так густо висят там гроздья. Улица Чесменская пересекает застройку по дну балки, она довольна узка (лишь местами ее ширина достигает 3-х метров) и совершенно недоступна для транспорта. Влево и вправо отходят безымянные переулки, вернее даже не переулки, а извилистые щели между домами, где трудно разойтись двум встречным пешеходам." 

И, пожалуй, мало кто постиг и передал обаяние старинной слободки так, как Владимир Адеев.

Аполлоновка. Вечер
Аполлоновка. Вечер
Аполлоновка летом
Аполлоновка летом

Мгновения летнего дня, живописные подробности жизни южного рыбацкого дворика любовно изображены художником - белье, вздуваемое душистым ветром, непременные связки вяленой рыбы, днище опрокинутой лодки, встреча в укромном уголке маленького двора и вихрастые любопытствующие головки, подглядывающие из-за невысокого забора... А на краю полотна, почти рядом с тем, кто завороженно рассматривает картину, светлая узорчатая бабочка - словно душа Аполлоновки

Рыбацкий дворик
Рыбацкий дворик

Миновав пролеты старинного акведука, "выйдем к большому причалу, куда пристают катера. В бухточке бросается в глаза целая флотилия лодок, а на берегу - маленькие домики, прилепившиеся у самой воды, метра на два - три выше уровня моря. Это улица Причальная." (Е. Веникеев)

Аполлоновка
Аполлоновка

Аполлоновка зимой

Аполлоновка зимой
Аполлоновка зимой
Зимняя Аполлоновка
Зимняя Аполлоновка
Аполлоновка зимой
Аполлоновка зимой

Ныне на улицах Причальной и Чесменской все больше другая застройка, а старая Аполлоновка, похожая на Лисс из рассказа Александра Грина "Корабли в Лиссе", жива на картинах Владимира Адеева, сохранилась в прозрачном янтаре памяти.

Портрет Александра Грина
Портрет Александра Грина

А вообще работы художника Адеева - это не точные снимки красивой крымской действительности, это волшебное извлечение радостной сути, "пятого элемента" этой земли. Случайные черты стираются, и мы видим подлинный образ Херсонеса, берега у Георгиевского монастыря, скал Инкермана...

Херсонес
Херсонес
Георгиевский монастырь
Георгиевский монастырь
Инкерман. Вечер
Инкерман. Вечер
Инкерман
Инкерман

Мыс Айя, каким его увидел художник

Вечер
Вечер
Мыс Айя после дождя
Мыс Айя после дождя
Мыс Айя
Мыс Айя

"Случаются в жизни моменты, когда возникает необходимость разобраться в своих чувствах и настроениях. Мне ведомо, куда с ними податься: в Балаклаву. Где-то на виду генуэзской крепости, у вечно шумящего моря падаешь в траву. Каждый раз четко улавливаю, как она растет, а еще разговор камней и волн между собой. Не проходит и двух часов, как мной овладевает ощущение гармонии, покоя и силы," - так объяснил Владимир Адеев то особое место, которое занимает во вселенной художника Балаклава ("Слава Севастополя". Открытие севастопольской Гринландии).

Балаклава
Балаклава

Балаклава утром

Утро. Балаклава
Утро. Балаклава

Балаклава в закатных лучах

Балаклава. Закат
Балаклава. Закат
Красная Балаклава
Красная Балаклава

Ночная Балаклава

Балаклава. Ночь
Балаклава. Ночь
Ночная Балаклава
Ночная Балаклава

Зима, снег в Балаклаве

Зима в Балаклаве
Зима в Балаклаве
Зимняя Балаклава
Зимняя Балаклава

Балаклава, чудесный городок у генуэзских башен, такая узнаваемая, с незатейливой, полной радости жизнью

Кошка. Балаклава
Кошка. Балаклава
Балаклава. Буксир
Балаклава. Буксир

И Балаклава сказочная, воплощенная мечта, такая, какой ее хочет видеть художник, какой она должна быть

Голубой залив
Голубой залив
Балаклава
Балаклава
Сосна
Сосна

Воображение художника прокладывает дороги среди знакомых, кажется, гор... Гроза, застигшая путников у подножия Ак-Кая, скалы Батилимана, изваянные миллионы лет назад, вознесшиеся в небо вершины Карадага, "вечно шумящее море" у берегов Голубого залива...

Ак-Кая. Гроза
Ак-Кая. Гроза
Балилиман
Балилиман
Карадаг
Карадаг
Голубой залив
Голубой залив

Волшебное преображение зримого мира достигает своей высшей точки: дороги у подножий куэсты, под небом с розовыми облаками приводят... - ну конечно, в Каперну!

В горах
В горах
Розовые облака
Розовые облака
Каперна
Каперна

Во время учебы в художественной школе двенадцатилетний будущий мастер выполнил серию рисунков к феерии "Алые паруса". И позже, в годы армейской службы, "глотком свежего воздуха стали всякий раз прочитанные два - три абзаца чудодейственной гриновской прозы". А в 1979 году первым публичным появлением художника Владимира Адеева была персональная выставка в Морской библиотеке Севастополя, посвященная столетию со дня рождения Александра Грина.

Красные кусты
Красные кусты
Лисс
Лисс

"Романы, повести, рассказы Александра Грина открыли для меня душу Севастополя, его свет, цвета, воздух. Ведь язык писателя такой красочный - бери и рисуй." В 2018 году вышла книга Владимира Адеева "Гриновские места в Севастополе", в которой на карте страны Гринландии проявлены "оттенки Севастополя", вошедшие в гриновские города.

"...Город возник на обрывках скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и узенькими тропинками между домов... Желтый камень, синяя тень, живописные трещины старых стен, словно картины в воображении невидимом... Гавань, свитки парусов, их сон и крылатое утро, зеленая вода, скалы, даль океана! Ночью - магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами..." (Александр Грин. Корабли в Лиссе)

Владимир Адеев. Тихий вечер в Зурбагане



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic