Category:

Лов кефали на краю херсонесской хоры

Длинное, узкое и извилистое, похожее на неподвижную реку озеро Донузлав отсекает от Крыма Тарханкутский полуостров. Тарханкут суров и безводен. Его мрачноватая безлесная красота постигается не сразу; так же незаметно меняется его слегка волнистый полупустынный ландшафт.

Берега полуострова чрезвычайно разнообразны. Низкое отлогое побережье с прекрасными песчаными пляжами сменяется бесконечно тянущейся лентой совершенно отвесных красноватых глинистых обрывов, местами прорезанных выходящими к морю устьями балок.

Глинистые берега переходят в скалистые, то совершенно низкие, то обрывистые, достигающие головокружительной высоты, то представляющие какое-то фантастическое нагромождение скал с грандиозными обвалами и оползнями. Море выработало в них множество причудливых гротов, заливов и бухточек с чистой и прозрачной водой.

Так начинается описание Тарханкута в книге А. Щеглова "Полис и хора". Суховатое изложение научной публикации из серии "Археологические памятники Крыма"  очень быстро становится взволнованным рассказом о красоте удивительного края. То же видим в научно-популярном очерке Е.В. Львовой "Равнины Крыма", адресованном "не только краеведам, но и геологам, географам, гидротехникам...". Вот как замечательный ученый Е.В. Львова рассказывает о побережье Тарханкута: "Далее на запад берега поднимаются, отвесные обрывы известняков возвышаются на 30-50 м над уровнем моря. В обрывах множество пещер, ниш, созданных морским прибоем. Прибрежные районы Малый и Большой Атлеш, Джангульское оползневое побережье объявлены заповедными.

Берега разнообразны - то пологий спуск ведет к морю, то вздымается уступ высотой до 10 м, то хаотически громоздятся скалы, крупные глыбы известняка. Постепенно понижается каменный хаос - и вы приближаетесь к круглой бухте.

Форма ее настолько совершенна, что невольно приходит сравнение: здесь играли дети гигантов и один из них огромной ложкой вынул кусок берега - как вынимают из бидона мороженое. Море заполнило выемку. Диаметр бухты метров 15. Во время шторма морские волны врываются по подводному проходу в бухту, разбиваются о скалы, брызги разлетаются веером - картина незабываемая!

Совсем иной характер у Джангула.

Здесь дети гигантов занимались крупным строительством: своими лопатками для песка они отрезали огромные ломти берега и заставляли их "замирать"  - как в известной детской игре. И "ломти" замирали - оставаясь в том месте, где их застал приказ. А дети продолжали играть. И вот там - высокая башня, здесь - отлогий берег с нависшими скалами, сказочные чудовища, крохотные песчаные пляжи. Тихо. Даже в октябре тепло - впору купаться.

Богат и разнообразен растительный и животный мир Джангула. На отрезанных от массива и сползших, осевших кусках берега сохранилась та флора, которой сегодня уже нет на поверхности материнского массива. Загороженная им от северных ветров растительность сохранила свою первозданную прелесть. Нет слов описать то чувство нереальности, какое охватывает всякого, кто попадает в это заколдованное царство."

В книге "Лоция Крыма" авторы, крымские ученые Ал. Ена и Ан. Ена, говорят о тарханкутской флоре: "Среди сероватых скал, густо покрытых рыжими пятнами лишайников, яркой зеленью выделяются участки древесно-кустарниковой растительности.

Здесь, посреди голой каменистой степи, неожиданно возникают типичные пейзажи опушки, где соседствуют лохолистная груша, вязы, боярышники, терн, скумпия, бирючина, барбарис и даже вечнозеленые жасмин и плющ - около полусотни растений, известных из Горного Крыма.

Миниатюрные приморские урочища выглядят как будто каменистые сады - рокарии, устроенные изощренным пейзажным архитектором."

Северные берега Тарханкута - обрывы, чередующиеся с уютными бухтами.

В "Лоции Крыма" упоминаются балки: "Вблизи абразионного и абразионно-обвального побережья равнина расчленена многочисленными балками, оврагами и сухоречьями - балки Глубокая, Белая, Большой Костель, Терновая. Старые колодцы с водой в руслах сухих ныне балок - Глубокой, Терновой и Костели - говорят о том, что вода сохранилась в подземных горизонтах. В древности, когда водные потоки еще не полностью ушли на глубину, здесь, в приустьевых частях балок, размещались многочисленные селения. Время вытерло из памяти человечества их названия. Вся приморская полоса берега до завоевания скифскими племенами входила в хору античного Херсонеса."

Говорят, из-за чрезвычайной изменчивости побережья, недолговечности форм выветривания каждый любительский фотоснимок Тарханкутского побережья через считанные месяцы может стать уникальным.

Расскажу и я об одном весеннем путешествии в заповедное урочище Большой Костель, приложив свои любительские фотографии.

Началось путешествие в деревне Оленевка, около опрятных домиков старинного облика.

Джангульское побережье манит и удерживает

В заповедной степи над Джангульским побережьем в мае цветет лен, апрельское цветение украшают ирисы

К северо-востоку от Джангуля (по направлению от Оленевки к Черноморскому) находится цель путешествия - урочище Большой Костель, глубокая 30-метровая балка. Здесь сохранились участки реликтовых кустарниковых зарослей и ковыльных степей, никогда не знавших плуга.

Как же образовалась эта балка, ставшая местной достопримечательностью? Вероятно, несколько тысячелетий назад климат был более влажный, здесь была лесостепь, текли небольшие речушки, одна из которых и образовала балку – место впадения реки в море с небольшой бухтой. Потом водоток исчез, пересох, лесостепь сменила сухая степь. А вот балка осталась и сохранила нам древние ландшафты ("Весь Западный Крым").

Балка заканчивается бухтой, на берегу которой  остатки изолированного античного поселения и действующий старинный колодец с пресной водой в нескольких метрах от моря. Выходцы из Херсонеса примерно в последней трети IV в. до н.э. начали возводить на побережье бухты укрепленную усадьбу.

В книге "Полис и хора" читаем: "Важной отраслью в хозяйстве приморского населения хоры было рыболовство... Повсеместно на побережье Тарханкута шел массовый лов кефали. Промысел был сезонным и осуществлялся примерно в те же сроки, что и сейчас, т. е. весной и осенью во время миграций рыбы, когда она огромными косяками проходит вдоль берегов... Основная путина - осенняя. Для лова кефали, которая была крупнее современной, употреблялись крупноячеистые сети. В сети попадались в основном сингаль и лобан, главным образом в возрасте 3 - 4 лет."

Кефаль на Тарханкуте промышляют до сих пор. В соседней балке (со стороны Оленевки) - рыбацкая база.

На некотором расстоянии от берега в море видны высокие трехногие вышки.

Это "каравии", вышки рыбоподъемного кефального завода. В замечательной книге И.И. Пузанова "По нехоженному Крыму" рассказывается, как ловили кефаль в 30-х годах XX века: "Назначение рыбоподъемного завода - прехватывать косяки кефали, рыбы в основном прибрежной, во время ее осеннего и весеннего хода вдоль берега... Главная часть завода - это "кезне" - огромная сеть, расстилаемая по дну моря, на небольшой глубине... Три стороны сети приподняты над водой, образуя гигантский котел ("кезне" - по-турецки значит "котел"). Четвертая сторона сети, параллельная берегу, опущена ниже уровня моря, но может в любой момент быть поднята особыми канатами, которые наматываются воротами, стоящими на вышках - каравиях. Чтобы задержать кефаль, следующую вдоль берега, и не дать ей проскочить между кезне и берегом, поперек протягивается сетяной забор, или "ерме"; наткнувшись на эту преграду, кефаль заходит в кезне.

Этого момента с нетерпением ждут рыбаки, дежурящие на площадках каравий, похожих на гигантские птичьи гнезда. Увидев косяк кефали, зашедший в кезне, они во всю глотку кричат: "Айоса, айоса!" (поднимай). По этому сигналу все рыбаки начинают с остервенением работать деревянными воротами каравий, поднимая опущенную в воду сторону. Через несколько минут косяк кефали оказывается в ловушке... В это время от берега уже отчаливают лодки, чтобы принять улов, который подготавливают рыбаки, последовательно перебирая сеть и загоняя рыбу к одному из краев кезне.

...Классическое место лова кефали при помощи гигантских каравий - это было именно побережье Тарханкутского полуострова, где ход кефали выражен наиболее четко и интенсивно."

Старинный способ ловли кефали, занесенный на побережье Тарханкута еще анатолийскими турками и греками, сохранился почти в первозданном виде. Даже сейчас рыбаки нередко поднимают за раз до 10 - 13 тонн кефали, а старики рассказывают об уловах в 35 - 40 тонн.

Ожидание косяка кефали - последняя картинка путешествия к северо-западному краю хоры Херсонеса.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic