lugovskaya_l

Categories:

Железнодорожный вокзал в Севастополе

...Знакомый половине России севастопольский вокзал. Ильф писал о нем: "Севастопольский вокзал, открытый, теплый, звездный. Тополя стоят у самых вагонов. Ночь, ни шума, ни рева. Поезд отходит в час тридцать. Розы во всех вагонах". В этих словах с необыкновенной сжатостью передан Севастополь. Прочтя эти строки, невольно хочется спросить соседа: "Помните?" - и услышать ответ: "Да, конечно, помню. Тополя у самых вагонов. Какой это замечательный город! (К. Паустовский. Бессмертное имя. 1944)

Железнодорожный вокзал "замечательного города" расположен на Корабельной стороне, на пересыпи в устье Южной бухты.

Первый поезд прибыл на севастопольский вокзал в 1875 году. Началось постоянное движение пассажирских поездов по крымской ветви Южных железных дорог Российской империи.

При строительстве дороги на Севастополь и ее ветки вдоль Южной бухты в предгорном рельефе были построены Камышловский и Инкерманский мосты, из-за больших перепадов высот было пробито шесть железнодорожных тоннелей общей протяженностью 2000 м.

https://strajj.livejournal.com
https://strajj.livejournal.com
https://strajj.livejournal.com
https://strajj.livejournal.com

В известном путеводителе по Крыму Григория Москвича сообщалось, что по линии Петербург - Севастополь "обращаются курьерские и почтовые поезда. В курьерских поездах имеются спальные вагоны "Международного общества" и вагоны I-го и II-го класса, в которых пассажиры следуют до Севастополя без пересадки". В 1894 году билет от Москвы до Севастополя стоил 12 рублей в третьем классе и 18 - во втором. Было предоставлено право бесплатного проезда в вагонах третьего класса детям, едущим на благотворительные курорты.

вагон 2 класса
вагон 2 класса
Вагон 3 класса
Вагон 3 класса

Большинство ехавших на Южный берег Крыма по железной дороге следовали до Севастополя и иногда до Бахчисарая. Лишь те, кто направлялся в Алушту и Евпаторию, выходили в Симферополе. Первоначально покидавших поезд в Симферополе было больше, так как непривычные к железной дороге россияне боялись переезжать в поезде высокий мост через реку Бельбек и тоннели, и для того, чтобы избегнуть "этих ужасов", также высаживались, не доезжая Севастополя. На Южный берег прибывшие в Севастополь отправлялись преимущественно на пароходах. (Андрей Мальгин. Русская Ривьера).

"...От Симферополя начинаются горы, а вместе с ними и красота. Ямы, горы, ямы, горы, из ям торчат тополи, на горах темнеют виноградники - всё это залито лунным светом, дико, ново и настраивает фантазию на мотив гоголевской "Страшной мести". Особенно фантастично чередование пропастей и туннелей, когда видишь то пропасти, полные лунного света, то беспросветную, нехорошую тьму... Немножко жутко и приятно. Чувствуется что-то нерусское и чужое..." Таким представился путь в Севастополь Антону Павловичу Чехову, когда летом 1888 года он прибыл по железной дороге в Севастополь, чтобы затем морем отправиться в Феодосию.

Камышлы. Мост. 1890. http://www.svvmiu.ru/forum/
Камышлы. Мост. 1890. http://www.svvmiu.ru/forum/

Прямо к центральному входу здания вокзала могли подниматься экипажи горожан, для этого был сделан специальный пандус. В начале XX века к ступенькам центрального входа стали подходить трамваи, сюда же подкатывали извозчики. Проезд в электрическом трамвае на вокзал в 1904 году стоил 8 коп (Григорий Москвич. Путеводитель по Крыму).

Кусочек булыжной мостовой, по которой скатывались к привокзальной площади трамваи и экипажи, сохранился до нашего времени.

После 1907 года путешественники могли воспользоваться последним достижением цивилизации - автомобилем. Накануне Первой мировой войны можно было заказать авто к поезду на любой из станций, где обязательно имелся телеграф. "В Севастополе на площади перед вокзалом вы находите целую маленькую кавалькаду авто всевозможных типов, от маленького и валкого Форда, грузных Бенцов, изящных Mercedes и 8-цилиндровых quarte vingt chevaux до монументальных автобусов, способных принять в свои недра добрую половину провинциального русского городка". (Андрей Мальгин. Русская Ривьера)

Российские самодержцы, члены императорской семьи прибывали на севастопольский вокзал по пути на отдых на Южном берегу. Специальный императорский поезд подходил по проложенной для него ветке к Царской пристани, устроенной на западном берегу Южной бухты рядом с вокзалом. Отсюда император отправлялся в Ливадию на борту яхты "Штандарт".

Императорская семья в поезде. https://istorik.net
Императорская семья в поезде. https://istorik.net
Прибытие императорского поезда
Прибытие императорского поезда

Император Николай II, бывая в Севастополе, традиционно посещал корабли Черноморского флота, Музей флота, храмы и монастыри, Херсонес и памятники Крымской войны. В мае 1916 года состоялся последний, 13-й визит императорской семьи в Севастополь. В газетах писали: "…Севастополь в ожидании прибытия Августейших Гостей, с раннего утра город принял праздничный вид... Здание станции "Севастополь" и вокзал декорированы гирляндами зелени...

По прибытии государя "в первый день посещения Их Императорскими Величествами последовало Высокомилостивое соизволение о прекращении занятий во всех учебных заведениях города в течение трех дней и о переводе теперь же успевающих учащихся в следующие классы без экзаменов".

14-го мая 1916 года, в "дивный жаркий день", как записано в дневнике Николая II, государь и его семья отправились на линейный корвет "Императрица Мария" к обедне. (Через несколько месяцев лучший корабль Черноморского флота будет взорван в Севастопольской бухте. Прокопенков В.Н. Последний визит императора. Четыре дня в Севастополе. Май 1916).

Посещение императорской семьей Музея Черноморского флота
Посещение императорской семьей Музея Черноморского флота
Николай II с семьей на севастопольских бастионах
Николай II с семьей на севастопольских бастионах
Из архива Я. Чепижко
Из архива Я. Чепижко

Позднее, уже после гибели "Императрицы Марии", побывал в городе пожалуй один из самый важных и значительных для Севастополя гостей - Константин Паустовский. Впервые будущий писатель увидел Севастополь, когда ему было четырнадцать лет.  "...Я смотрел на все вокруг, как зачарованный. Значит, на самом деле, а не только в книгах, существует этот город, где умер Нахимов, где рвались на бастионах круглые ядра, где сражался артиллерист Лев Толстой, где клялся в верности народу лейтенант Шмидт. Вот он здесь, этот город, - в горячем дне, в перистой тени акаций." (Из книги "Повесть о жизни")

Константин Паустовский
Константин Паустовский

В книге "Беспокойная юность", в главе "Один только день…" Паустовский описал полный очарования день ранней весны (цвел миндаль) в Севастополе. "Разрешения на въезд в Севастополь у меня не было, пришлось взять билет до Бахчисарая. Старик кассир даже посочувствовал мне. - Строгости! - вздохнул он. А все из-за случая с "Императрицей Марией". Трагическая гибель самого мощного линейного корабля Черноморского флота была загадочной. Об этом тогда говорили во всем мире.

В поезде я долго простоял в тамбуре у окна. Спустилась теплая и непроглядная южная ночь. ...Тогда в поездах еще не было электричества. Горели свечи. В полумраке вагонов хорошо было представлять себе свое будущее, всегда заманчивое и разнообразное.

Проводник погасил свечи. В тихой синеве рассвета открылась передо мной древняя земля..."

В Бахчисарае жандарм, получив три рубля, разрешил Паустовскому пройти в тамбур поезда, следовавшего в Севастополь. "Я не отрывался от окна. Когда же я наконец увижу море? Гремели отвесные каменные выемки. Из них поезд сразу выносило на легкие звенящие мосты над ущельями. Потом вагон швыряло вбок по крутому закруглению. Мелькал откос, покрытый желтыми цветами. Летела мимо кудрявая листва виноградников, снова врывался глухой гром выемки. Рваные скалы проносились так близко от стенок вагона, что опасно было высунуть руку."

"Инкерман. Последний туннель. Все бросаются к окнам вагона. Но, даже не глядя в окна, можно догадаться, что поезд подходит к Севастополю. Отражения воды бегут по потолку вагона, морской ветер вздувает занавески..."

"После туннелей сразу, со всего маху ударила в лицо зеленоватая вода и помчалась, изгибаясь и уходя в сухую мглу, обширная Северная бухта."

"...Казалось, что звенит, качается и сверкает все, что было снаружи, - черные шхуны, валявшиеся килем вверх на берегу, серые крейсера, длинные миноносцы, бакены, флаги, брандвахты, мачты, черепичные крыши, сети, сваи, акации и вспышки колючего огня на береговой гальке."

"А потом в струящемся дыму открылся амфитеатр города, покрытого как бы бронзовым налетом славы. Поезд, шипя тормозами, смело врезался в путаницу уличек, спусков, дворов, лестниц и подпорных стен и остановился у нарядного вокзала."

Южная бухта. Пересыпь
Южная бухта. Пересыпь
Севастополь. Вокзал
Севастополь. Вокзал

"Мне пришлось видеть много городов, но лучшего города, чем Севастополь, я не знаю. Черное море подходило почти к самым подъездам домов. Оно заполняло комнаты своим шумом, ветром и запахами. Маленькие открытые трамваи осторожно сползали по спускам, боясь сорваться в воду. Гудение плавучих бакенов-ревунов доносилось с рейда..."

"Все сумерки до вечера я просидел на Историческом бульваре около бастионов 1854 года. Внизу лежала Южная бухта, а за ней — Корабельная сторона. Вокруг цвел миндаль. Ни у одного дерева нет более трогательного и чистого цветения, чем у миндаля. Каждая ветка была вся в розовых цветах, как невеста в прозрачном своем уборе... С Исторического бульвара я пошел на вокзал, чтобы попытаться достать билет и сесть в поезд без пропуска. Поезд отходил ночью."

На вокзале Паустовский был задержан морским патрулем и, как не имеющий пропуска, был препровожден "в маленький дом где-то около Нахимовского проспекта". Дежурный мичман в походной форме, с черным револьвером на поясе, проверив документы будущего писателя, сказал ему: "Если вам удастся доказать, что по натуре вы поэт и что вас околдовала муза дальних странствий, тогда, может быть, мы до чего-нибудь договоримся" и предложил прочесть стихи Блока. "Но только без пропусков. Если хотите получить пропуск".

"Я прочел стихи Блока. Мне они самому нравились. - Вот! - мичман протянул мне мои документы и пропуск и вздохнул. - Жаль, что уезжаете. А то бы встретились на свободе. Есть о чем поговорить. Я поблагодарил его и сказал, что Севастополь, очевидно, город чудес. Нигде мой арест не мог бы кончиться так необыкновенно, как в Севастополе. И мне было очень жаль покидать этот город - короткую и веселую остановку среди последних утомительных месяцев."

Зимой 1935-1936 гг. Паустовским была написана повесть "Черное море". Писатель специально поселился в Севастополе, чтобы иметь возможность пользоваться материалами Севастопольской морской библиотеки. И снова - встреча с "нарядным" севастопольским вокзалом, о котором Илья Ильф писал: "Севастопольский вокзал, открытый, теплый, звездный. Тополя стоят у самых вагонов..."

Илья Ильф
Илья Ильф
Вокзал в Севастополе. Тополя на перроне
Вокзал в Севастополе. Тополя на перроне

В Морской библиотеке, что располагалась на улице Екатерининской, писатель работал над книгой. 3 ноября 1936 года в письме сыну Вадиму из Севастополя Паустовский писал: "...Окна выходят на маленькую бухту, она называется Артиллерийской, в ней стоят только парусные суда - шхуны и фелюги. Я много работаю и часто бываю в старинной Морской библиотеке, она считается второй в Европе по богатству морских книг. Там есть приказы, написанные от руки Петром Первым, но их трудно прочитать, - у Петра был плохой почерк и писал он безграмотно. Есть много книг с гравюрами кораблей и морских боев. В музее я видел модели кораблей величиной в твою комнату". (Е. Шварц. История одной фотографии)

Севастополь. Морская библиотека
Севастополь. Морская библиотека

Слова Ильи Ильфа о тополях на вокзале Севастополя Паустовский вспомнил в очерке "Бессмертное имя", написанном в 1944 году, сразу после освобождения города. "Таким мы помним Севастополь - город русской славы, боевых кораблей, памятников, фортов, заржавленных круглых ядер, застрявших в стенах домов, город бастионов, адмиралтейских якорей, Малахова кургана, цветущего миндаля и мягких, всегда немного таинственных вечеров..."

Враги "превратили в горы битой черепицы героический Севастополь". Здание вокзала было сильно повреждено.

Вокзал после освобождения Севастополя
Вокзал после освобождения Севастополя

В 1950 году на фундаменте разрушенного войной сооружения было построено новое здание вокзала.

Севастополь. Вокзал. 1956. Почтовая открытка russiainfoto.ru
Севастополь. Вокзал. 1956. Почтовая открытка russiainfoto.ru

Тополя, так чаровавшие всех приезжавших в Севастополь, сохранились, по-прежнему мощные высокие деревья первыми встречали пассажиров прямо на перроне. В 1958 году, в очерке "Горсть Крымской земли" Паустовский вспомнил о поездке с поэтом Луговским ранней весной из Ялты в Севастополь и посвятил севастопольскому тополю проникновенные строки: "...Мы возвратились в город на пустом катере. Шипела под винтом вода. На рейде заунывно гудел бакен - с моря подходила волна. Потом мы долго бродили по Севастополю, зашли на вокзал и пили вино в полутемном вокзальном ресторане. На перроне шумел молодой листвой старый-престарый, давно нам всем знакомый и любимый тополь..."

А в 2002 году севастопольский вокзал был реконструирован. Тогдашний начальник вокзала П. Иванюта с гордостью отрапортовал: "Тяжелый чугунный навес на перроне львовская фирма заменила современным и легким - из стали, дюраля и тонированного стекла "Свiтанок". В этой связи кое-кто в городе пытался протестовать, мол, уничтожаете историческую ценность, пришлось через средства массовой информации разъяснять людям, что хуже им не станет, а наоборот - лучше." И средства массовой информации согласились с руководителями реконструкции. "Действительно, - писали средства, - новый навес закрыл перрон не только у вокзала, как было ранее, но и на двух путях. И теперь в случае непогоды нет нужды прятаться в главном здании."

И еще один итог "обновления" - старые-престарые, давно нам всем знакомые и любимые тополя исчезли. Навсегда.

1985 год. Перрон до реконструкции
1985 год. Перрон до реконструкции

25 декабря 2019 года в Севастополь прибыл первый поезд с материка. Железнодорожное сообщение с Россией было восстановлено. И как почти полтора столетия назад первым поездом, прибывшим в Севастополь, был поезд «Таврия» из Санкт-Петербурга.

По-прежнему нарядный севастопольский вокзал

Внутри уютно

Ныне рядом с перроном севастопольского вокзала цветет абрикосовое деревце, напоминая всем, кто помнит, о высоких тополях, когда-то шумевших у самых вагонов. И пусть еще долго будут справедливыми слова замечательного писателя Константина Паустовского: "В день отъезда Севастополь снова предстал передо мной величественным, простым, полным сознания своей доблести и красоты, предстал русским Акрополем - одним из лучших городов на нашей земле."


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic