lugovskaya_l

Category:

"Дорога до Ялты словно роман..."

У подножия Главной гряды Крымских гор, прижимаясь к ее южным склонам, огибая овраги и отдельно стоящие громадные скалы, вьется живописными петлями старое шоссе Севастополь - Ялта. Дорога длиной в 82 версты построена в первой половине XIX века по указанию генерал-губернатора Новороссии князя М.С. Воронцова.

"Шоссе Южного Крыма - так разумно и щедро устроены бесчисленные извороты дороги, улиткою обнимающие каждый выступ горы..." , - с восхищением писал Евгений Марков в знаменитых "Очерках Крыма" в позапрошлом столетии.

"Дорога до Ялты словно роман, - это Владимир Маяковский о той, тогда еще единственной, дороге, - все время надо крутить!"

В семидесятых годах прошлого века Севастополь и Ялту соединила новая автомагистраль, прямая, удобная, проходящая ближе к морю, но не столь живописная, как старое шоссе.

Стоит повернуть на ответвление старой дороги где-то между Парковым и поселком Олива, вверх, к подножию горной гряды, обнимающей приморье, и южный лес заполняет собою хаос обвалов. Он сбегает к морю, по обрывам, вместе с серыми камнями осыпей.

Это самая характерная часть Южного берега, по мнению Евгения Маркова. Над морем вознеслась Байдаро-Кастропольская стена - грандиозный отвесный обрыв южного скального макросклона Главной гряды Крымских гор. Стена известняков тянется к западу, до Фороса, а от него - к Ласпи. Два скальных контрфорса, Балчик-Кая и Мердвен-Кая, замыкают широкое понижение - прославленную Чертову лестницу, перевал, ведущий на крымскую яйлу. Западнее высится на 712 метров над уровнем моря вершина Кильсе-Бурун, или Церковный мыс, а далее, ближе к Форосу, стеной стоят вершины Мшатка-Каясы.

Десятого апреля еще виден снег на кромке обрыва

Дорога петляет по изрезанному оврагами береговому склону и все теснее прижимается к уступу Главной гряды. А ниже, как и полтора столетия назад, "дачи, деревеньки, глубоко внизу, вырезаются на фоне зелени, серых камней и синего моря, игрушки игрушками. ...Вы и не заподозрите отсюда с высоты, что в этой горной дичи ютятся изящные виллы, обрабатываются прекрасные, обширные виноградники..." (Евгений Марков. Очерки Крыма).

Старое южнобережное шоссе проходит на высоте 300 - 350 м над уровнем моря. Некогда, в "сезонное" время, по словам очевидцев, севастопольское шоссе представляло "шумную и пеструю картину движения экипажей". Сейчас по нему движение транспорта редкое, и дорога превратилась в своеобразную благоустроенную туристскую "тропу", ровную, без затяжных подъемов и спусков. Дышится на старой дороге легко, чистый прозрачный воздух насыщен ароматами соснового леса, сменяющего порослевые заросли пушистого и скального дуба и грабинника.

В основании Главной гряды  лежат многократно переслаивающиеся песчаники и глинистые сланцы. Сверху налегает толща конгломератов (застывших в природном цементе валунов и галек) и, наконец, верхняя часть грандиозной гряды сложена из мраморовидных (или мраморизованных) известняков.

Чем ближе дорога подступает к каменной стене яйлы, тем ярче кажутся светло-серые, желтоватые, розовые, красные, серо-зеленые краски на утесах.

Южные склоны Главной гряды у старой дороги представляют собой отвесные скальные обрывы высотой до 400 - 600 м, у подножия которых беспорядочно нагромождены глыбовые навалы, или "хаосы" - продукты разрушения гор. Громадные куски крымской гряды отваливаются с большой высоты и рассыпаются на тысячи кусков.

"...Утесы, камни целым потоком сбегают от подножия стены вниз к морю, и дорога вьется между этих живописных утесов, обегая их то справа, то слева. Деревеньки, виноградники, лесные участки в далекой глубине лепятся между этим хаосом камней, который составляет характер местности. Вообще, может быть, ни в какой части Крымских гор нет такого хронического состояния разрушения, как в скалистых горах между Байдарскими воротами и Алупкой. Тут мы застаем геологические силы еще на месте преступления." (Евгений Марков. Очерки Крыма)

Крымские сосны и можжевельники бесстрашно высятся над скальными навалами

На южном известняковом склоне хорошо себя чувствует сумах дубильный, небольшое дерево или кустарник. В Крыму сумах взбирается на высоту до 700 м над уровнем моря. Жизнестойкая жабрица смолоносная, плотным деревянистым стволиком похожая на крошечное дерево африканских саванн, селится в трещинах камней, на скалах и осыпях.

Сооружением дороги полтора века назад занимались военные строители, русские солдаты. Следы раскалывания каменных глыб при строительстве дороги и сейчас можно встретить.

Мраморизованный известняк, образующий южную скальную стену Главной гряды, почти лишен почвенного покрова. На склонах крутизной до 45 - 75 градусов прорастают разреженные древесные заросли. В расщелине отвесной скалы поселилась, прижавшись к каменному сколу, могучая сосна

Западнее Кастрополя старое шоссе все ближе подходит к уступу Главной гряды. Скалы в широком понижении между вершинами расположены ступенями, и весь рельеф между Балчик-Кая и Мердвен-Кая представляет собой небольшой горный амфитеатр. Затененный борт Мердвен-Кая ограничивает амфитеатр слева, с западной стороны. Он спускается прямо к лесистому склону, у подножия которого и начинается ущелье Шайтан-Мердвена, узкое и крутое - настоящая горная теснина. Шайтан-Мердвену, или Чертовой лестнице, посвящен замечательный очерк "Шесть демонических загадок"  Льва Фирсова, видного ученого, даровитого художника и поэта, преданно любившего Крым.

Из ущелья Шайтан-Мердвен вытекает небольшой ручей, тихо журчащий между огромными каменными глыбами до августовской жары.

Сказываются последствия прошлогодней засухи, три года назад в начале апреля ручей Чертовой лестницы был многоводнее

До того, как на Южном берегу проложили шоссе от Ялты до Севастополя через Байдарские ворота, Шайтан-Мердвен был наиболее удобным перевалом для путешествующих из Севастополя на Южный берег и обратно. "По горной лестнице, - писал Пушкин в "Отрывке из письма к Д.", - взобрались мы пешком, держа за хвост татарских лошадей наших. Это забавляло меня чрезвычайно и казалось каким-то таинственным восточным обрядом". Здесь сошлись два старейших южнобережных пути.

"Эта Чертова лестница - верно, еще Лестригонские людоеды Гомера строили ее или ходили по ней", - полагал Евгений Марков. Но Лев Фирсов доказал, что Чертов перевал - деяние природы. Камни-указатели вдоль Чертовой лестницы рассказывают об этом неспешно поднимающимся путникам.

Шоссе, поднимающееся к Байдарским воротам - мастерское произведение искусства, по словам Евгения Маркова. "Когда вы смотрите от ворот вниз в эту страшную, бездонную воронку, куда сбегает белая нитка шоссе, нитка эта кажется вам чистой спиралью."

В путеводителе начала XX века о спуске с Байдарского перевала на Южный берег сообщалось: "Дорога на протяжении 3 верст вьется прихотливыми изгибами и поворотами по землям имения "Форос" и исчезает в тоннеле. Не смотря на кажущуюся крутизну, спуск совершенно безопасен и в высшей степени привлекателен по разнообразию картин при каждом повороте". Тоннель, упоминаемый в путеводителе, теперь можно увидеть только на старинных открытках.

На скалистом утесе, известном под названием Красный (Кызыл-Кая, 402 метров над уровнем моря), сложенном красноватыми мраморизованными известняками, - Церковь Воскресения Христова (Форосская).

Вид с Красной скалы на Южный берег

Как утверждалось в старых путеводителях, церковь византийского стиля, воздвигнутая в 2-х верстах от Байдарских ворот на вершине отдельно стоящей скалы, производила поразительный эффект.

Обвалы или "хаосы", столь характерное явление для южного берега, начинаются здесь, у громадной скалы, на которой стоит Форосская церковь. На западе от скалы с храмом видна гора Форос, южный отрог массива Челеби-Яурн-Бели, и грандиозный обвал у ее подножия

Между горой Форос и вершинами Мшатка-Каясы - глубокая впадина Байдарского перевала. Здесь, на высоте 527 метров над уровнем моря, в честь окончания строительства дороги из Севастополя в Ялту через Байдарскую межгорную котловину в 1848 году была воздвигнута каменная арка в виде античного портика - Байдарские ворота. От Байдарских ворот начинается спуск на Южный берег.

С высоты храмовой скалы видно, как серпантин старой дороги к поселку Форос соединяется с современной, "новой", трассой. 

Круг замкнулся, пересеклись пути, связь времен нерушима.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic