lugovskaya_l

Category:

Движение вверх

На отвесных скальных стенах, возвысившихся над укрытой пышной зеленью полоской крымского берега, поднимается к вершинам южнобережный лес. Укрепившись на узких уступах, пронизав могучими корнями глубокие трещины в каменной толще, отважные деревья непреклонны в своем движении вверх, к небу

Ближе всего подбирается к крутому обрыву горной гряды старая автомобильная дорога Севастополь - Ялта. Отсюда можно с почтением наблюдать вековечное восхождение деревьев

Старое шоссе по пути в Ялту заворачивает к Красной скале, Кизил-Кая, на вершине которой - Церковь Воскресения Христова. С четырехсотметровой высоты скалистого утеса видна современная автомобильная трасса, уходящая к Ялте вдоль поворачивающего на восток побережья

Прямая линия действующего шоссе соединяется со спиральными извивами старинного пути к Форосу

На западе - скопления каменных глыб у подножия горы Форос

На востоке - крутые повороты старой ялтинской дороги

На пути к узкому и крутому ущелью Шайтан-Мердвен, к началу знаменитой Чертовой лестницы дорога все теснее прижимается к уступу Главной гряды.

Старое южнобережное шоссе проходит на высоте 300 - 350 метров над уровнем моря. Отсюда начинают свое движение ввысь бесстрашные крымские сосны.

Вот он - путь наверх, 400 - 600 метров отвесного скального обрыва

В начале пути, чуть выше дороги, почтительно теснится дубовый лес

Выше, на каменных ступенях, выступающих на крутизне склона, господствует сосна. Крымская сосна, или сосна Палласа, с серой окраской коры, относится к средиземноморской группе "черных" сосен. Это благодаря ей, крымской сосне, воздух Южнобережья наполнен смолистым ароматом и вдыхать этот целебный настой - наслаждение.

Здесь сосна крымская поднимается до самой яйлы. В нижней части исполинского обрыва к сосне присоединяется земляничник мелкоплодный, единственное вечнозеленое лиственное дерево в растительном сообществе Крыма.

На фоне светлой молодой хвои сосен и плотной кожистой листвы земляничного дерева ярко светится коричнево-красная кора его стволов и ветвей. Понятно, почему это экзотическое реликтовое дерево называют еще земляничником красным или коралловым деревом. Татарское имя земляничника - кизил-агач, красное дерево.

В начале лета начинается смена листьев земляничника. Тонкий наружный кораллово-красный слой коры растрескивается и опадает длинными лоскутами, обнажая шелковистый, гладкий, оливково-зеленый молодой слой. Эта юная кора берет на себя обязанности фотосинтеза, пока не отрастут новые листочки. Даже в самую сильную летнюю жару обновленные стволы деревьев приятно прохладны. В это время земляничное дерево ласково называют "бесстыдницей". Затем кора понемногу розовеет и к осени земляничник опять становится красным.

Из трещин известняковых глыб выбирается к свету небольшое деревце сумаха дубильного. Говорят, что сумах может взобраться на высоту до 700 метров над уровнем моря.

Цветы на камнях - солнечно-желтый вязель кустарниковый

Нежный душистый тимьян-чабрец

Яркая фумана, сестрица солнцецветов

Золотятся обочины старой дороги в начале лета

У подножия скальной стены виден великолепный купол мощного земляничного дерева. Недавно закончилось цветение земляничника. Его зеленовато-белые колокольчатые цветки похожи на перевернутые кувшинчики. В википедии указывается на медоносные свойства земляничника. Вот бы попробовать мед кораллового дерева!

Взгляд устремляется вслед за соснами к вершинам горной гряды. В знаменитых "Очерках Крыма", своеобразной крымской библии, Евгений Марков отдает должное жизнестойкости крымской сосны. "...Угловато-искривленная сосна. Куда ни залезла она, за что ни зацепилась! ...И у всех макушки к небу! Железная чудодейственная сила загибает их вверх, вопреки всем препятствиям. ...Чем сыты, чем живы эти деревья-отшельники, как роются нежные мочки их корней в этих каменных глыбах? Однако они не только держатся за свои камни, по-прежнему тянутся верхушками к небу и свету. Видно и скала может родить, может питать своими жесткими трудами собственное порождение."

Некогда эти поднебесные кручи изучал и сделал немало важных открытий видный ученый Лев Фирсов, беззаветно любивший Крым. В одном из очерков, посвященных Южному берегу, он писал: "Идя к югу по Главной гряде, вдруг оказываешься на краю бездны и далеко внизу видишь изрезанную оврагами, загроможденную скалами и каменными развалами полоску земли, сплошь покрытую зеленым ковром лесов, кустарников, виноградников..."

"...А дальше - море, густая синева до самого горизонта. И над всем этим притягательным, обещающим необычное, неизведанное ландшафтом висит бездонной голубизны небо. Все пронизано ярким солнечным светом, воздух напоен запахами камня, травы, лесов, моря."

Старое южнобережное шоссе рисует живописные петли на лесистом склоне, спускаясь к подножию горной гряды. Там, внизу, пролегла прямая как стрела дорога в Севастополь.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic