lugovskaya_l

Categories:

Можжевеловый лес

У западных пределов крымского южнобережья, в окрестностях мыса Айя, начинается полоса лесов из можжевельника высокого, сохранившихся с глубокой древности. В прежние времена вся приморская часть южного склона Крымских гор была покрыта можжевеловым лесом, главные породы которого - можжевельник, земляничник мелкоплодный, фисташка туполистная - родом из третичного времени и являются реликтами той древней эпохи.

Открытая на юг, к морю, Ласпинская котловина - одно из немногих мест на Южном берегу Крыма, где еще живо былое великолепие можжевелового леса.

Можжевельник высокий - дерево мощное, статное, высотой до 10 - 15 метров. Крона у можжевельника пирамидальная, хвоя неколючая, чешуевидная, как у кипариса. Он и принадлежит к семейству кипарисовых. В справочниках указывается продолжительность жизни можжевеловых деревьев до 600 лет. Однако у восточного края Ласпинского амфитеатра, на мысе Сарыч, растет можжевельник, прозываемый Патриархом Тавриды; предполагаемый возраст патриарха - 2-3 тысячи лет. Это самый большой и, вероятно, самый старый можжевельник России. Уникальное дерево участвует в конкурсе "Российское дерево года 2021". 

В крымско-татарском языке имя древовидному можжевельнику - самна. Отсюда происходит Самналых, типовое название для вершин юго-западного Крыма, где особенно много древовидного можжевельника. (Воробьева Н.В. Топонимы растительного и животного происхождения). В горном массиве мыса Айя тоже имеется сложенная из известняка гора с крутыми лесистыми склонами, обрывающаяся к морю Самналых-бурун.

Кроме можжевельника высокого, из числа хвойных пород в приморском поясе ласпинского леса растет можжевельник колючий и спустившаяся из среднего горного пояса сосна Палласа, или крымская.

С севера Ласпинский амфитеатр ограничивает скальная гряда с вершиной Каланых-Кая, высотой более 600 метров. Здесь можжевеловые леса поднимаются по крутым склонам до самой верхушки горной преграды и даже переходят на северный склон, обращенный к Байдарской долине.

Область распространения древовидного можжевельника и краснокорого земляничника - восточно-средиземноморская. По этим горам пролегает северная граница их обитания.

Под скальным гребнем Каланых-Кая, в верховьях Ласпинской долины, расположилось живописное урочище Шабурла, некогда имение Ласпи. Здесь в начале XIX века был разбит образцовый виноградник и начались опыты по акклиматизации в Крыму испанских виноградных лоз из Малаги. Ласпинские вина "сохраняли вкус и прелесть малаги и были весьма похожи на испанские". Современники объясняли превосходное качество вин имения Ласпи уникальным климатом долины, сравнимым с окрестностями Ниццы. Вина из подвалов имения получили известность в Севастополе, Одессе, а затем и по всему югу России (А.В. Иванов. Ласпи: от Айя до Сарыча).

У западных обрывов Каланых-Кая, минуя перевал Биюк-Богаз (Ласпинский), поворачивает на Южный берег трасса Севастополь - Ялта. За скалой со смотровой площадкой дорогу прикрывает эстакада, защищая ее от возможных камнепадов с обрывов скальной стены. Ниже эстакады, по лесистому склону, пересекая грандиозные промоины, овраги и балки, проложена современная дорога к прибрежным урочищам.

Флора Ласпи разнообразна и может считаться, по мнению известного ученого А.В. Иванова, эталонной для всего Южнобережья. Древовидный можжевельник - настоящая визитная карточка ласпинского леса, в особенности его нижнего яруса - пояса можжевелово-дубово-фисташкового леса. Высокоствольный лес Ласпи весьма стар, и даже одичалые плодовые деревья вокруг руин местных поселений перевалили двухвековой возраст.

"Южнобережный можжевеловый лес - это совершенно особенный тип леса. В нем очень сухо и солнечно. Он растет на каменистых и часто скалистых склонах и весь пронизан солнечным светом, наполнен ароматом можжевельника и многих других растений, а в летние месяцы - и треском цикад", - это поэтическое описание находим в замечательной книжке видного крымского исследователя И.В. Крюковой "Ботанические экскурсии по горному Крыму".

Рядом с можжевелами растет пушистый дуб.

В подлеске можжевеловых зарослей, столь характерных для типичного восточно-средиземноморского леса, три четверти всех его обитателей имеют средиземноморский ареал. Вечнозеленые жасмин кустарниковый и пираканта красная, держи-дерево, иглица понтийская, ладанник, или "скальная роза", - яркие представители флоры классического юга.

В лесах Ласпи обитает более 20 видов крымских орхидей. Особенно редкая и интересная - комперия Компера, открытая здесь ботаником-самоучкой Карлом Компером в 1815 году.

У можжевельников шишки кожистые, ягодообразные. Отцветет можжевеловое дерево в апреле, и появятся голубоватые, с сизым налетом, шишкоягоды. Округлые шишки, размером чуть больше горошины, с возрастом чернеют.

В западной части Ласпинского лукоморья возвышается над узкой прибрежной полосой вершина грандиозной скальной стены Куш-Кая, Птичья скала. На полянках у самой верхушки горы так пряно пахнут в июне цветки чабреца, а виды окрестного мира, открывающиеся почти с семисотметровой высоты, надолго остаются в памяти.

От вершины Куш-Кая поворачивает на север хребет Кокия-Бель, склоны которого плотно укрыты прекрасным высокоствольным лесом.

Под горой Куш-Кая и уходящей на запад, к мысу Айя, горной грядой тянется прибрежная полоса "Глубокого залива", Батилимана.

Поросшие лесом скалистые урочища раскрываются к морю уютными галечными пляжами, чередуясь с живописными хаосами громадных каменных глыб. Когда-то на берегах этих маленьких бухт проводили длинные-длинные летние дни обитатели детских дач Севастополя. В прозрачной воде у берега шныряли веселые рыбки-собачки, иногда к берегу подходили дельфины... Большие взрослые люди приносили огромную камбалу-калкана, ее укладывали в просторное металлическое корыто с морской водой, и дети завороженно смотрели на невиданное прежде чудо-юдо, живущее в таком ласковом море. До сих пор помнится терпкий запах можжевеловой хвои, разогретой безудержным солнцем... А ночью негромко и печально покрикивала сова-сплюшка, и немножко хотелось к маме...

"Дорога, ведущая в Ласпинский порт, петляет среди прекрасных восточных можжевельников с черными плодами и стволами в фут и более толщиной...". Красоту здешних можжевельников отмечал еще Дюбуа де Монпере, швейцарский путешественник, побывавший в Ласпи в первой половине XIX века.

Сквозь сплетение можжевеловых веток просвечивает сказочная бирюза Ласпинской бухты.

Ласпинский "порт" - глубоко вдающаяся в крутые берега бухта Ласпи. Воды бухты глубоки, от 20 метров, и прозрачны. Дно залива - галька и песок.

В глубине бухты протянулся на полкилометра большой ласпинский пляж. Ширина его 10 - 15 метров, но, говорят, размеры пляжа изменяются год от года в зависимости от "настроения" моря.

По крутым прибрежным склонам спускаются к пляжу глубокие овраги-промоины, разделяя высокие, до 5 метров, террасы, окаймляющие вершину залива.

У подножия Куш-Кая, у самого ее отвесного южного склона, расположилось урочище "Турецкая поляна".

В начале XX века, при освоении Батилимана, на поляне стояли лагерем турецкие рабочие, прокладывавшие дорогу к будущему дачному поселку.

Турецкая поляна славится древними можжевельниками.

Кора можжевеловых деревьев темная коричневато-серая, всегда приятно теплая при прикосновении. Древесина смолистая, красноватая, очень твёрдая и хорошо сопротивляется гниению. В справочниках пишут, что при горении можжевеловое дерево приятно пахнет. Сколько их, таких древних и таких беззащитных, пострадало от горения...

Еще относительно недавно у подножия можжевельников Турецкой поляны поднималась высокая трава, весной расцветали душистые вечерницы. Позже курортная суета проникла и сюда и вытеснила разнотравье под можжевелами.

Но по-прежнему хорош вид, открывающийся с Турецкой поляны. За мысом Ласпи, замыкающим на востоке ласпинскую бухту, возвышается над крутыми лесистыми склонами Ильяс-Кая, господствующая вершина ласпинского ландшафта.

На восточной границе Ласпинской долины скалистые уступы невысокого горного хребта спускаются к мысу Сарыч, самой южной точке Крыма.

От обрывистого края поляны сбегают к морю тропинки среди можжевелов, земляничников, пушистых дубов и терпентинных деревьев.

В 1910 году на склоне горы, неподалеку от Турецкой поляны, было основано товарищество для строительства дачного поселка "Батилиман". Среди пайщиков товарищества, видных представителей московской и петербургской интеллигенции, был Иван Билибин, выдающийся мастер книжной графики, замечательный иллюстратор русских сказок и былин, участник художественного объединения "Мир искусства".

Жена художника вспоминала о первом знакомстве с Батилиманом: "...От перевала к морю спускались пешком по крутым тропинкам, дороги еще не было. Перед нами совершенно дикий, необитаемый, не считая сезонных рыбаков из Балаклавы, край. Чудесный пляж. Сильный запах древовидного можжевельника, огромные сосны и редкое в Крыму земляничное дерево, с красным стволом и вечнозелеными листьями... Ночевали в палатках на пляже, у рыбаков ели кефаль, печеную над углями".

Билибин И.Я. Крым. Батилиман. Пляж.  1940
Билибин И.Я. Крым. Батилиман. Пляж. 1940

Особняки поселка размещались на склоне горы Куш-Кая. Самое привлекательное здание Батилимана - дача инженера Кравцова, было построено по эскизам Билибина. Двухэтажный корпус маленькой белой виллы был оформлен барельефами на сказочные сюжеты, исполненными по специальным рисункам художника. Здание сохранилось, сейчас используется курортным учреждением.

По жребию, Билибину достался участок земли у самого моря, на котором уже стоял рыбачий домик. К домику была пристроена мастерская. После этого ежегодно, по окончании занятий в школе, где Билибин преподавал, художник отправлялся в Батилиман и возвращался в Петербург осенью, к началу занятий. После революции Билибин жил в Батилимане практически безвыездно до сентября 1919 года.

Билибин И.Я. Дача в Батилимане. 1940
Билибин И.Я. Дача в Батилимане. 1940

Непременный мотив крымских пейзажей мастера - можжевельник древовидный

Билибин И.Я. Крымский пейзаж. 1919
Билибин И.Я. Крымский пейзаж. 1919

Батилиманский прообраз можжевельников Билибина. Художник мог видеть это раскалывающее скалу дерево на тропе, ведущей к мысу Айя.

Билибин провел за границей почти 20 лет. Там он часто вспоминал Батилиман, "где не надо было искать предмет для картины: он был всюду, куда ни повернешь голову" (А.В. Иванов).

Билибин И.Я.  Каланых Кая. 1917
Билибин И.Я. Каланых Кая. 1917

Вернувшись в Россию, художник писал свой незабвенный Батилиман и - можжевеловый лес, пронизанный солнцем, - душу Батилимана и Ласпи.

Билибин И.Я. Батилиман 1940
Билибин И.Я. Батилиман 1940

Можжевельник и сейчас не надо искать, он "всюду, куда ни повернешь голову"


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic