Categories:

Осень в балаклавских горах

Высоко вознеслась над заливом Мегало-Яло вершина горы Аскети. Юго-западный склон массива, Спилия, сбегает к Балаклаве, к Крепостной горе. Тишина осени спустилась к старыми генуэзским башням, воздух свеж и прозрачен.

С востока над бухтой высится гора Кефало-Вриси. Вид на Балаклаву надолго удерживает на склоне: изгибы берегов, бирюза воды, высокий утес на выходе из бухты...

Осень в Балаклаве... Цвета охры подкрашивают еще пышную зелень на склонах. Держи-дерево, Христовы тернии, усыпано бронзовыми монетками своих дисковидных плодиков.

Дорога к вершине Кефало-Вриси очень живописна, затейливыми петлями вьется по каменистым склонам, среди можжевеловых рощ.

Серпантин поворотов заканчивается на перекрестье, куда сходятся крутые тропинки, ведущие от подножия горы, и дорога из балки Кефало-Вриси. На востоке видна вершина Аскети (гора с "бочкой") и седловина, отделяющая Аскети от Спилии.

На юго-западе - хрестоматийный балаклавский вид, который никогда не приедается: башни крепостной горы, скала Метелино (Мотыль)  на возвышенном береговом обрыве, на западе виднеются высоты Кая-Баш.

Склоны гор Кефало-Вриси и Аскети разделяет понижение, по которому дорога из балки Кефало-Вриси убегает на север, к Благодати (поселок Благодатное, одно из отделений "Золотой Балки"). Когда-то эта неширокая долина сама была воплощением благодати: виноградники, тополя, миндальные рощи...

Из живописной долины ведут дороги к вершине горы Аскети. Одна из них поднимается к седловине мимо старых миндальных деревьев и дичающих виноградных лоз. Может быть, об этих лозах писал А.И. Куприн. "Почти у каждого грека, славного капитана-листригона, есть хоть крошечный кусочек виноградника, - там, наверху, в горах... Всякий, кто может, поодиночке или в складчину, жмут и давят виноград... И это делается под открытым небом в горах, среди древнего виноградника, обсаженного вокруг миндальными деревьями и трехсотлетними грецкими орехами."

Позади остается гора Кефало-Вриси. Старые тополя, из тех, что видели капитанов-листригонов, - их становится все меньше.

Там, где дорога взбирается по склону горы Аскети, у виноградников, видны печальные остатки небольшого здания. Сквозь шрамы запустения проглядывает скромный изящный декор стиля модерн начала прошлого века. Хутор, небольшое имение у виноградника знавало лучшие времена. А какой вид открывался оттуда!

Осенние краски проявляются у обочин дороги, ведущей к вершине горы Аскети. На пологом северном склоне осень прячется среди вечной зелени можжевельников. Крутой южный склон Аскети обрывается в необъятное небо.

Гора господствует и царство ее - красота. Имена этой красоты - урочище Аязьма, Инжир, далекий мыс Айя на востоке, древние башни на западе, куэсты Внутренней гряды на севере.

Крутой спуск через седловину ведет на юго-запад, к покатым склонам горы Спилия.

По склонам Спилии проложена тропа на Золотой пляж. Со стороны моря на склоне горы есть несколько гротов.

Редкие можжевельники стерегут крутолобые склоны Спилии, покрытые шерсткой сухой травы. Как прихотливо изгибаются береговые выступы в сторону Крепостной горы...

Шайтан-дере, круто спадающая к морю балка, разделяет горы Крепостную и Спилию. В этом крохотном потаенном овражке есть небольшой галечный пляж. Вечереет, сухие султаны асфоделины напоминают: осень...

"В Балаклаве конец сентября просто очарователен. Вода в заливе похолодела, дни стоят ясные, тихие, с чудесной свежестью и крепким морским запахом по утрам, с синим безоблачным небом, уходящим бог знает в какую высоту, с золото и пурпуром на деревьях, с безмолвными черными ночами." Все уже сказано у Куприна. В Балаклаве осень...


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic